Жена комбата «Торнадо»: «Обвинения в изнасилованиях – это бред»

В 9:50 в суд в кoртeжe из 2 aвтoзaкoв и 2 брoнирoвaнныx мaшин кoнвoя дoстaвлeны oбвиняeмыe. Вoзлe судa сoбрaлoсь oкoлo 30 стoрoнникoв «Тoрнaдo» с флaгaми бaтaльoнa и «Прaвoгo Сeктoрa».

Здaниe в oцeплeнии: пo пeримeтру рaсстaвлeны пoлицeйскиe и бoйцы нaцгвaрдии. Прoпускaют тoлькo рaбoтникoв судa пo служeбным удoстoвeрeниям. Люди, пришeдшиe пoддeржaть «тoрнaдoвцeв» вынуждeны нaxoдится зa цeпью прaвooxрaнитeлeй.

— Этo прикaз рукoвoдствa. Eсть oпaсeния, чтo пoслe oглaшeния пригoвoрa, мoгут быть бeспoрядки, — гoвoрит пoлицeйский.

«Пуститe. Я xoчу увидeть брaтa»

— Слeдствиe идeт ужe двa гoдa, и суд сeгoдня дoлжeн вынeсти пригoвoр. Бoюсь, чтo дaдут много, — говорит заместитель комбата «Торнадо» Сергей Батяшов с позывным «Батя», вместе с которым мы пытаемся попасть в здание.

Полицейские пропускают, увидев журналистскую «ксиву», и тщательно сличив паспорт с удостоверением. Второй раз тормозят у самого входа: попасть в зал заседаний, где идет суд над бойцами батальона «Торнадо» можно только с разрешения представителя инстанции.

Судят «торнадовцев» в маленьком зале на пятом этаже Оболонского суда. На каждом лестничном пролете стоят вооруженные правоохранители. Внутри духота и давка. Есть в зале и технические проблемы – не работает микрофон, из-за чего слов судьи Владислава Девятки практически не слышно. «Торнадовцы» пытаются расслышать речь судьи сквозь стенки пластиков «клетки».

На комбате «Торнадо» футболка с надписью «Комбат. Сердце не прятал за спины ребят».

— Пустите меня, пожалуйста, я хочу увидеть братика, — через толпу к стеклу пробирается девушка лет 25-ти по имени Ирина, — когда узнала, что сегодня суд бросила все, малого к маме отвезла и приехала сюда из Владимира-Волынского. Надеюсь, что сегодня все завершится, потому что сил больше ждать уже нет. У мамы язва открылась из-за того что она все время нервничает, вот-вот операцию делать придется.

Возле стекла она не одна. Пришли поддержать обвиняемых жены и девушки.

— В июле будет два года, как их задержали. Энергии держаться хватает. Но если ему дадут 10 лет, то мой Руслан выйдет пенсионером. Я буду его ждать. Недостойных не ждут.   Мы думаем, что присудят 10 лет. Единственная статья, по которой могут дать такой срок – это ОПГ, но прокуратура ее обосновывает только на том, что Руслан Онищенко был комбатом – они жили на одной базе и питались из одной кастрюли. Это уже те доводы, которые, по словам прокурора, являются признаком ОПГ. Когда говорят об изнасилованиях, то я вам скажу, что это тоже бред.   Есть мародерства, задержанные машины – этого никто не отрицает, — рассказала «КП в Украине» гражданская жена комбата Руслана Онищенко Юлия Мажут.  

— Как адвокат, я могу сказать о доказательной базе: это вилами по воде писано. Все показания – это показания людей, которые живут на территории, граничащей с территорией на которой находятся сепаратисты и они дают показания со своей точки видения происходящего. Должны быть еще и другие доказательства, тут же только слова, — рассказал адвокат Юрия Шевченко, который находится под домашним арестом, Дмитрий.

После небольшого пятнадцатиминутного перерыва в заседании около 12:00 судьи попросили журналистов покинуть зал суда, после чего начнется объявление части, которая касается сексуальных преступлений.

— Мы предоставим запись журналистам. И к объявлению резолютивной части, все технические вопросы будут решены. Сегодня в суде слушается только дело батальона «Торнадо» и заседание продлится столько, сколько будет необходимо, — прокомментировала пресс-секретарь суда Инна Свинаренко.

Во второй половине дня подсудимых увезли в СИЗО.

Как нам рассказал Сергей Батяшев, бойцы батальона «Торнадо» сами попросили вернуть их в изолятор.

— В зале начали зачитывать приговор, в котором сказали, что вина доказана и т.д. Они встали и сказали, что слышать этого не хотят, и потребовали, чтобы их вернули в изолятор, — рассказал «КП в Украине» замкомбата «Торнадо» Сергей Батяшев. В зале суда остались адвокаты подсудимых и представители прокуратуры.

По состоянию на 15:45 7 апреля заседание продолжается.

Светит максимальный срок

«Торнадовцы» своей вины не признали. Прокуратура настаивает на обвинении в создании преступной организации, совершении убийств и ряда других преступлений, в том числе сексуально-насильственного характера. Дело насчитывает 80 томов.

Руслану Онищенко, Николаю Цукуру, Даниил Ляшуку просят назначить максимальное наказание, предусмотренное санкциями соответствующих статей УК Украины. На основании ч. 2 ст. 70 УК Украины определить окончательное наказание в виде 15 лет лишения свободы с лишением Онищенко и Цукура специального звания «лейтенант милиции».  

Илья Холод, Анатолий Пломадяла и Максим Глебов могут получить 12 лет лишения свободы, Никита Кущ – 11, Борису Гульчук — 10.  

Роману Ивашову, Андрею Демчуку и Никите Свиридовском попросили по 8 лет каждому.  

Юрий Шевченко, который раньше частично признал свою вину, может получить 3 года условно.

Справка «КП»

12 бойцов «Торнадо» и комбат Руслан Онищенко были арестованы в июне 2015 года. «Торнадовцев» подозреваются в убийствах, похищениях людей, пытках и изнасилованиях. До этого тогда еще губернатор Луганской области Геннадий Москаль обвинил батальон милиции «Торнадо» в незаконной остановке поезда с углем. Также он добавил, что в батальоне служат ранее судимые люди и те, кто был расформирован из батальона «Шахтерск».

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.