» Запретить всё русское. Украина удивляет все новыми антирусскими законодательными и общественными инициативами

Запретить всё русское
Украина удивляет все новыми антирусскими законодательными и общественными инициативами

Михаил Слободской

На фоне вакханалии, развернувшейся на Украине во всех сферах
общественной жизни, кажется, уже трудно чему-то удивляться. Любое деяние
абсурда становится нормой украинской жизни, «окно Овертона» сдвигается
все больше в сторону невозможного и умонепостижимого, превращая страну в
варварскую пещеру, бандеровский схрон, бандитскую разборку и дерибан,
даже устойчивые граждане, погруженные в этот «рассол», в атмосферу
антирусской, подогреваемой извне, но и самозаводной истерии и
тотализирующейся русофобии, поневоле подвергаются сильному
психологическому (если не сказать психотропному) общественному давлению и
живут в условиях прессинга и измененного общественного сознания.

Февраль «порадовал» жителей Украины не только «парламентским кризисом»
(беру в кавычки, ибо непонятно все же, может ли быть парламентский
кризис там, где нет парламентаризма), отставкой-неотставкой премьера, но
и новыми поползновениями на ниве законодательных инициатив антирусской
направленности.

Так, нардеп от Радикальной партии Олега Ляшко Оксана Корчинская (на фото),
которая является супругой одиозного провокатора Дмитрия Корчинского
(лидера запрещенной в России организации «Братство»), даром что получает
от щедрот «медицинской кормушки» регионалки Бахтеевой, являющейся
личным врачом олигарха Ахметова, выступила с законопроектом о…
переименовании России. Законопроект, уже внесенный в повестку дня
Верховной Рады, утверждает, что «наименование «Русь» или «Россия»
является историческим названием территории Украины. Поэтому предлагается
запрет «использования исторического названия территории Украины в
качестве названия или синонима Российской Федерации». Вместо слова
«Россия» для обозначения Российской Федерации проект требует
использовать слово «Московия».

Корчинские утверждают, что «Московия, в лице азиатов, бурятов и
монголов отобрала у Руси-Украины ее территорию во время оккупации
Украины Советским Союзом».

«Корчинское» переименование предлагает заменить Россию везде — от
глобуса до названий информационных агентств; например,
«Интерфакс-Россия» следует переименовать в «Интерфакс-Московия».

«Корчинские» переименовальщики предлагают внести изменения и в ряд
законов, в частности, поправки в Уголовный кодекс Украины,
предусматривающие штраф в размере до пятидесяти необлагаемых минимумов
доходов граждан — если кто-то из «сепаратистов» оговорится и назовет РФ
Россией, а не Московией. При этом повторное нарушение или нарушение,
допущенное представителем власти, облагается штрафом в размере от
пятидесяти до ста необлагаемых минимумов доходов. Также законопроект
предполагает изменения в законах об информационных агентствах, о
телевидении и радиовещании, о рекламе и о географических названиях.

Вообще-то законопроект был ляшко-радикалами занесен в «зраду» еще в
июле минувшего года, но сейчас им, в виду второй годовщины «победы
евромайдана», понадобилось новое взбаломучивание болота, как метко
замечено, «чтобы поднять приунывшую гиднись украинцев, отмечающих вторую
годовщину революции достоинства».

Что касается «украденного москалями русского имени», то автор памфлета
«Украинствующие и мы» Василий Шульгин отвечал в нем «украинствующим»,
что «если вы русские, почему вы кому-либо позволили украсть свое имя»? В
действительности, утверждает православный публицист Кирилл Фролов,
исторические факты ясно свидетельствуют о том, что на пространстве от
Ужгорода до Владивостока живет один народ — русский, и нет более чуждого
и лживого термина, для Малороссии в особенности, как «Украина», в
качестве этнонима.

Ну и «корчинская» же вишенка на их бандитский торт: 20 февраля, на
волне отмечания годовщины гибели «небесной сотни» сам пан Корчинский,
бывший лидер УНА-УНСО, в прямом эфире «канала 112» предложил брать в
заложники российских граждан, пребывающих на территории Украины, ибо, по
его мнению, только так можно добиться победы на геополитических мировых
аренах.

Мерзавец предлагает парламенту и Кабинету министров устроить
общенациональный рейд и арестовать всех граждан РФ, ибо «все они
являются диверсантами и шпионами», и требует отдать силовикам
соответствующие приказы и устроить тотальную чистку по всей стране.

Есть у Корчинского и внешнеполитическое видение перспективы. «В случае
возникновения боевых действий между Турцией и Московией, какая будет
позиция у Украины — мы будем бояться или откроем второй фронт, то есть,
начнем наступление на Донецк и Луганск? На мой взгляд, в случае
возникновения серьезного конфликта нам нужно использовать момент и
поддерживать Турцию, наступать для того, чтобы разделить внимание
высшего руководства РФ, по крайней мере, на два фронта», — заявил
Корчинский, явно нарывающийся на осину у ополченцев Донбасса или на кол
из нее.

* * *
А на бандеровском сходе в Киеве, прошедшем не где-нибудь, а в
помещении Киевского городского дома учителя (ул. Владимирская, 57), в
коем совсем недавно проходили ежегодно и международные фестивали русской
поэзии, нацисты потребовали запретить русский «язык быдла» и учредить
языковую полицию. Как говорится, «на Украине фашизма нет!», однако
массовое мероприятие киевских бандеровцев прошло с участием официальных
лиц — депутатов всех уровней, чиновников, а также так называемой местной
«элиты».

В частности, на шабаше были замечены руководитель фракции ВО «Свобода»
в Киевсовете Юрий Сыротюк, народный депутат Украины Андрей Ильенко (сын
известного оператора и кинорежиссера), группа «Хорея казацкая», кобзари
Тарас Силенко, Василий Лютый, Святослав Силенко, лидер группы «Тень
Солнца» Сергей Василюк, группа «PoliКарп» и другие. А поводом для сбора
стало поминание «героев-националистов, погибших в Холодном яру».

Именно пан Сыротюк с места в карьер двинул тезис, что русский язык на
Украине должен быть запрещен. «Я не понимаю, как на втором году войны
кацапоязычное быдло ходит тут и разговаривает по-русски, — сказал он. — Я
не понимаю, как может «вата» говорить, что давайте перейдем на русский.
И мы победим Путина? Эта война за украинскую политику. Пока мы не
станем разговаривать на своей земле, пока будем вести себя как диаспора.
Пока будем позволять лишним – неважно, какие они, Аваков или
Саакашвили, — руководить на нашей земле, порядка, мира и справедливости
не будет. Надеюсь, что мы выиграем две эти войны — войну за отвоевание
украинцами Украины и… Слава Украине!».

Оратор был горячо поддержан, сменившие его призвали к созданию
языковой полиции, по образцу стран Прибалтики, потребовали наказывать за
публичные разговоры на русском языке.

Нацисты-гуманисты милостиво оставляют гражданам возможность говорить
на русском — но только исключительно в кругу семьи или на закрытых от
публики мероприятиях.

Конечно, было оглашено, что «мало стучим», то есть всему суспильству
(укр. — обществу) следует внутренне мобилизоваться, и еще более
энергично, чем сейчас, выявлять на территории Украины «предателей»,
«сепаров» и «москалей». Которых, разумеется, следует… что? Правильно:
отправлять в специальные лагеря на перевоспитание.

* * *

Украинские артисты тоже не могут спать спокойно, пока хоть в каком-то
виде русская культура присутствует на территории, оставшейся от некогда
процветавшей УССР. Симптоматика тут понятна: и без того самые одаренные
из них либо поют на российской эстраде, либо снимаются в российских
фильмах. Оставшиеся могут худо-бедно привлекать к себе внимание и
финансы, лишь добившись запрета русской культуры, сравнения с которой
они не выдерживают. Потому они решили собственное ничтожество защитить
тем, что попросили Порошенко навсегда запретить в их стране российскую
музыку и кино.

Под требованием срочно запретить российские фильмы и песни как
«элемент пропаганды», угрожающие национальной безопасности, подписались
лидер группы «Вопли Видоплясова» Олег Скрипка, участник группы «Кому
Вниз» Андрей Середа, участник группы «Мандры» Сергей Фоменко, участница
группы «Українськi Барви» Оксана Стебельская и «писатели» братья
Капрановы.

«Культурным активистам» оказалось мало прежнего списка, весьма
обширного. Напомним, что в конце декабря Министерство культуры Украины
обнародовало дополненный список российских артистов, которым запрещено
выступать на Украине. В документе были приведены 83 персоналии, в их
числе кинорежиссеры Владимир Бортко и Павел Лунгин, музыканты Александр
Розенбаум, Григорий Лепс, Сергей Пенкин, актеры Василий Лановой, Дмитрий
Харатьян, Олег Табаков, Валентина Талызина, Валентина Теличкина,
Наталья Варлей и другие.

* * *

Правда, некий противоречивый «движняк» произошел на книгоиздательском
поле. Более двадцати руководителей крупнейших украинских издательств, а
также владельцы книжных магазинов, руководители литературных фестивалей,
писатели, переводчики, иллюстраторы, журналисты (всего — более 70-ти
подписантов) обратились с открытым письмом к пану Яценюку, выступив
против объявленного недавно запрета на ввоз книг российских
производителей.

Подписанты, среди которых есть и ряд явственно свидомых персон, а
также лиц, оказывающих материальную помощь «АТО», то есть поддерживающих
войну на Донбассе, утверждают, что введение такого эмбарго приведет к
ряду негативных последствий как для участников украинского книжного
рынка, так и для граждан Украины в целом. «Преимущества от запрета
импорта книг на русском языке — незначительны, по сравнению с
негативными последствиями для рядовых украинцев и профессиональной
среды» (здесь и далее даю в собственном перевод с украинского — М.С.)
Возражающие считают, что рост объемов «черного импорта» и пиратской
продукции нанесет еще больший удар по украинской издательской отрасли.

Не верят «патриоты» и в свои «прикордонные» службы, утверждая, что
книжное эмбарго вызовет «появление дополнительной мотивации для части
работников пограничной и таможенной служб к коррупционным действиям за
разрешение на поставку разножанровой литературы из России в Украину и
значительному росту ее стоимости для рядового украинского потребителя
как дополнительной платы за риски при пересечении границы запрещенным
товаром».

Резонно заключается, что «произойдет резкое падение доступности книги
для украинского читателя из-за нехватки средств и профессиональных
кадров у отечественного издателя», что сказывается на количестве
выпускаемых книжных наименований. В частности, украинцы окажутся
лишенными профессиональной литературы и современной мировой прозы.
Особенно на фоне отчетливой тенденции к стремительному сокращению
тиражей украинских изданий.

Удивительно, но фрагментарно трезвеющие свидомые обращают внимание
главы укро-Кабмина на то, что запрет русских книг приведет и уже
приводит к падению культурного и образовательного уровня на Украине.

«Украинские издатели, — сказано в открытом письме, — к сожалению, не
смогут обеспечить украинского читателя качественной переводной
современной художественной, деловой, научной, технической и
узкоспециализированной литературой. Чтобы издавать такие книги на
Украине, нужны миллиардные инвестиции и переводческая школа, каковая в
нашей стране на сегодня фактически отсутствует. Речь идет не только об
английской, но и о немецкой, французской, нидерландской, японской и
другой литературах. К тому же, до сих пор не решена проблема перевода на
украинский язык специальной терминологии. По результатам социологов,
лишь 51% украинцев прочитали за последние три месяца хотя бы одну книгу.
При запрете ввоза книг этот показатель достигнет критического уровня».

Лишь в пятом пункте обращения (из восьми) подписанты указывают
подлинную и глубинную, на наш взгляд, причину своих волнений —
материальную. Произойдет, они полагают, «массовое банкротство украинских
розничных книготорговцев, которые не выживут на одной лишь украинской
книге. Магазины не смогут заменить российскую книгу не потому, что не
хотят, а потому, что ее заменить нечем. Сегодня ассортимент магазинов на
70% состоит из импортированных книг, и она на 30–50% дороже
отечественной. Стоит отметить, что количество книжных магазинов в
Украине и сейчас мизерно, а в условиях эмбарго их останется еще меньше, и
они не смогут выступать в роли коммуникатора даже между регионами
Украины. Несмотря на то, что спрос на украинскую книгу в определенной
степени растет, читатель оказывается перед отсутствием выбора из-за
значительного ограничения предложения. В то же время у российских
интернет-магазинов останется возможность доставлять на Украину любые
книги по территории РФ».

Сетуют авторы обращения и на отсутствие мотивации и экономических
стимулов у украинского издателя к созданию уникального переводного
продукта, поскольку инвестиций нет, а подготовка первого тиража
составляет 30–45% стоимости книги. Русская книга выигрывает в цене, она
дешевле украинской и потому привлекательней для покупателя.

Приходится кивать обеспокоенным и в сторону «либеральных ценностей», и
«свобод». То есть убивать «беркутов» на евромайдане, жечь одесситов в
Доме профсоюзов, расстреливать «градами» мирных жителей на Донбассе,
еще, вроде бы, куда ни шло — можно или даже нужно, а вот никак не хороша
«отрицательная реакция со стороны интеллектуального сообщества, которое
нуждается в качественной «высокой” литературе и придерживается мнения,
что свободный человек имеет неоспоримое право выбирать источники
информации. «Вместо содействия государства развитию «цвета” нации, росту
умных и талантливых людей, способных изменить страну к лучшему, мы
видим попытки ограничить этих людей в доступе к мировым интеллектуальным
ресурсам». Ну и, разумеется, в ход подписантами пущена риторика,
традиционная для нынешних евроманов: «Возврат к тоталитарным методам
управления обществом и ограничения права человека на свободный доступ к
информации — именно так характеризуются практики запрета книг в
историческом контексте. Такие шаги вызовут негативную реакцию в мире,
нанесет непоправимый ущерб репутации нашей страны».

В финале укроинтеллигенты берут пафосную ноту: «Книга — это не
жевательная резинка или макароны, которые безболезненно можно заменить
собственным продуктом. Каждая из них — это отдельная функциональная
стоимость, не имеющая соответствующего отечественного аналога. К тому же
имеющиеся мощности украинского книгоиздания не позволяют надеяться хотя
бы на частичное замещение импортируемой книги в течение ближайших пяти
лет. Поэтому мы убеждены, что прежде чем прибегать к радикальным мерам,
нужно максимально использовать защитные механизмы, которые помешают
попаданию на территорию Украины русской литературы пропагандистского и
антиукраинского характера, а также принять оперативные действия,
направленные на стимулирование быстрого и эффективного наращивания
объемов производства национального книжного продукта».

Вот: создать механизмы, дать местным книгоиздателям денег, но русофобскую идеологию блюсти строго!


Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.